Чăваш Республикинчи кинематографистсен пĕрлешĕвĕ

Союз кинематографистов Чувашской Республики

Чăвашла Русский

Çыхăну

Адрес: 428027, пр. И.Яковлева, д. 12А, Союз Кинематографистов Чувашии

Телефон: +79373938801

Электронная почта: soyuzcinemachuv@gmail.com

Тĕплĕнрех

23.03.2015 12:58

Алексей Иванов-Сермек: «Фильм «Аттила» выведет чувашское кино на мировой рынок»

Зря говорят, что чуваши – вялый и неделовой народ. Ничего подобного! По способности выкручиваться и делать деньги из ничего иной чуваш еврею не уступит. По крайней мере, из народов Поволжья и Приуралья в постсоветское время только татарам и чувашам удалось превратить пиар родной культуры в успешный бизнес. К примеру, тиражирование и продажа аудиозаписей чувашских народных и эстрадных песен осуществляется в республике с 1991 года. Бесспорным лидером на этом сегменте рынка является чебоксарская студия «Аксар», возглавляемая предпринимателем, музыкантом, художником, артистом Алексеем Ивановым-Сермек.

Алексей Васильевич родом из богатой на таланты деревни Яншихово-Норваши Янтиковского района Чувашии. Это родина славных художников Моисея Спиридонова и Никиты Сверчкова, скульптора Алексея Майраслова, актрисы Чувашского академического драмтеатра Веры Кузьминой, писателя Хумма Семене, литературного критика и редактора газеты «Красная Чувашия» Дмитрия Данилова, педагога и первого главного редактора журнала «Халăх шкулĕ – Народная школа» Петра Моисеева. «Около 200 кандидатов, 20 докторов из нашей деревни», – говорит А.В. Сермек.

Одарённый физик (в 1972 году закончил интернат № 2 с углубленным изучением математики и физики при ЧГУ им. И.Н. Ульянова), выпускник электротехнического факультета Чувашского госуниверситета, ведущий инженер-конструктор приборостроительного завода «Элара». Но в 1993 году этот солидный багаж он променял на сомнительный «эстрадный» бизнес, музыкальное сочинительство и создание геометрических картин-символов. И заветная мечта у него не дворец у океана купить, а снять художественный фильм «Аттила» с говорящими на чувашском языке древними гуннами.

Алексей Иванов-Сермек – член Союза художников России, вице-президент Федерации национальной борьбы «кĕрешÿ», руководитель Янтиковского землячества, член Президиума Центрального совета чувашских старейшин, действительный член Чувашской народной академии наук и искусств. Человек нестандартный, одержимый. Эта сторона его личности отмечалась в других беседах – Альбиной Юрату, Геннадием Тафаевым, Ритой Кирилловой. Мы коснёмся, прежде всего, вопросов национального кино и чувашской эстрады.

- Алексей Васильевич, Ваш интерес к миру искусства, наверняка, имеет давние корни…

- Да, театр, музыка, живопись с детства не такие уж далёкие от меня сферы. Двоюродная сестра моей матери – народная артистка СССР Вера Кузьмина. Мою маму воспитала мать Веры Кузьминичны, взяв к себе в дом осиротевших племянников и вырастив их наравне со своими детьми.

Конечно же, мы все гордились, что Верук аппи у нас артистка, работает в Чебоксарах в театре. Сами детьми пытались домашние спектакли ставить – сценарии придумывали, декорации готовили. В школе ходил в литературный кружок, с правилами стихосложения ознакомился. Наверное, эти занятия и рассказы про наших яншихово-норвашских писателей и художников повлияли…

Стихи начал писать, когда уже в Чебоксарах инженером-конструктором работал. Поскольку Петр Хузангай был нашим родственником через Веру Кузьминичну, особенно интересовался его творчеством. Как-то просматривая сборник стихов поэта, заметил, что русский перевод не всегда соответствует духу и смыслу оригинала. «Шанатăп хамăн çёлтёра…» в переводе звучало как «В свою звезду давно не веря…». Всё наоборот! Это меня тогда так расстроило, что махом критическую статью написал вперемежку со своими собственными переводами Хузангая. Отправил в «Литературную газету», в 1991 году напечатали… Сейчас уже более 50 песен на мои стихи спето и записано.

- Алексей Васильевич, откуда взялась идея строить бизнес на популяризации чувашской эстрады? В 1990-х коммерсанты ставку делали на одежду, алкоголь, технику, а вы с песнями связались, да ещё и на чувашском языке. Рискованно же!

- Горбачёвская перестройка многое изменила в нашей жизни и мировоззрении. Коренные народы стали патриотичны, озаботились подъёмом духа нации. Только Вячеслав Тимофеев поддержал мою идею выпускать кассеты с песнями на родном языке. Друзья по Партии народного возрождения (Чăваш аталану партийĕ) Николай Лукьянов и Валерий Тургай отстранились, заявив, что им чувашскоязычной печати достаточно.

Мне же хотелось, чтобы на родном языке песни повсюду звучали. Молодёжь с упоением слушала множество русскоязычных групп и исполнителей («Ласковый май», «Мираж», «Звёзды» и т.д.), а у нас в Чувашии только Николай Казаков в эстрадном жанре работал. Я на свой страх и риск организовал студию «Аксар» и начал записывать песни. Певцов подбирал на песенном фестивале «Ритмы Чувашии». На первую кассету решил записать парней со своей деревни – Виктора Дмитриева и Михаила Фёдорова. Они на фестивале выступили так здорово, что это воодушевило меня!

Для подбора следующих записей кассет провёл коммерческий концерт чувашской эстрады «Ырё каç, Шупашкар!». Концерт был убыточный (потом чуть ли не целый год работал, чтобы долги отдать), кассеты тоже убыточные (плохо раскупали – никто не брал, потому что не знали, что это за песни такие). Народ привык слушать русскую и иностранную музыку, а чувашские песни были просто забыты.

Но был энтузиазм: мне хотелось создать чувашскую эстраду, способную конкурировать на рынке наравне с российской.

- Получается, у музыкального чувашского народа, славящегося песенными агадуями и звонкими свадьбами, популярно-развлекательная эстрада родилась только в начале 1990-х?

- Чувашская эстрада как полноценное явление в культурной жизни народа и как шоу-бизнес заявила о себе лишь в 2005-м. До этого был этап становления. В 2015 году коммерческая эстрада начала угасать. Фактически, чувашская эстрада, будучи востребованной и самоокупаемой, активно просуществовала 10 лет. Ныне поющие известные чувашские эстрадные певцы смогли «раскрутиться» именно в то время. Это Валентина Кузнецова, Стас Владимиров, Катя Петрова, Алексей Московский, Вячеслав Христофоров, Августа Уляндина, Михаил Фёдоров, Александр Ильин, Елена Османова…

Сейчас народ отходит от чувашского. В детских садах малыши беседуют по-русски – на родном языке занятия вообще не проводятся. Даже в Батыревском районе в деревнях ребятня между собой по-русски говорит, с родителями иногда – по-чувашски. Когда это заметил, поразился до глубины души! И так по всей Чувашии. В Яльчикском районе (был в деревне Большая Таяба) табличек на чувашском нет, а продавщица общается только по-русски. Раньше в яльчикском крае ни одного дела без чувашского не решали, а теперь здесь делают бизнес на русском языке. Это уже показатель.

Возможно, влияют целенаправленные действия федеральной и региональной власти, общеполитическая тенденция в стране по сворачиванию процессов, связанных с национальным самоопределением нерусских народов. Конечно, интернет, радио и телевидение, где теперь чаще встречаются чувашские эстрадные песни, заполняют досуг национальной аудитории легковесными образцами и потребность в персональных аудио- и видеотеках национальной музыки отпала.

Само исполнение чувашских эстрадных песен пока существует, но без коммерческой составляющей у него нет будущего. В общем, признаки угасания налицо.

- По какому критерию отбираете песни для своих дисков?

- Во-первых, в песне должен присутствовать национальный колорит. Во-вторых, она должна соответствовать вкусам и настроению аудитории. Современный слушатель не любит грустных, драматических песен, нужны жизнерадостные, танцевальные хиты. Приходится подстраиваться под массы ради коммерческой цели: продукция должна окупаться. А то, что мне хотелось бы, – уже мало кому интересно…

- А вам что хочется?

- Мне хочется, чтобы чувашская эстрада была конкурентоспособной с российской и международной эстрадой. Это возможно, и даже без особых проблем. Пробовал переделывать иностранные песни на чувашский манер – народ на дискотеках «гнал» только так! У нас есть певцы, которых можно раскрутить на российском уровне, например, Стас Владимиров.

 

Много талантливой молодёжи из Чебоксарского музыкального училища. Но они не могут пробиться на большую сцену, потому что Союз чувашских артистов эстрады, возглавляемый Алиной Фёдоровой и Валентиной Кузнецовой, перекрывает им дорогу. Просто не пускают начинающих перспективных исполнителей на концерты. Создали свой союз-кружок и любую конкуренцию давят. У нас ведь, у чувашей, главное не свою конкурентоспособность развивать, а конкурентов-соплеменников уничтожать…

А я, наоборот, новых «вытаскиваю». Помогаю на сцену выйти, на сборные концерты приглашаю, в своей студии «Аксар» их песни записываю. Мне не важно, состоят они в Союзе чувашских артистов эстрады или нет, лишь бы талантливыми, трудолюбивыми и артистичными были. По своему опыту могу сказать, что наиболее способные, развитые, интересные ребята – они ещё и скромные очень, тяжело пробиваются на эстраду. Здесь упрямства немало нужно, даже наглости. Ведь никто ничего на блюдечке с голубой каёмочкой не преподнесёт. Не будешь сам стараться – никто тянуть тебя не возьмётся. Всю жизнь так было…

Но если певец проявил себя, зарекомендовал – готов поддерживать. Молодые имена должны звучать. Назову Ксению Фёдорову, Катю Тихонову, Андрея Думилина, Сергея Лекарева, Алёну Сергееву, Фаину Григорьеву, Викторию Захарову, Арину Суварпи, Алису Ахахпи…

- На ваш взгляд, в каком случае у чувашской эстрады есть будущее – при переделке старинных чувашских песен на современный манер или создании абсолютно новых авторских песен на чувашском языке?

- Песня должна быть конкурентоспособной. Если молодёжи больше нравится западная музыка (в Европе и США действительно аранжировка песен лучше), нельзя игнорировать этот факт. Точно так же с машинами – сравните жигули и мерседес. Если есть возможность купить мерседес, то нормальный человек купит мерседес, потому что жигули по многим параметрам объективно уступает иномаркам.

- Но разве для наших дорог больше подходят не наши машины?

- Нет. Я ездил и на жигулях, и на мерседесе – сам убедился. Жигули – более травмоопасная машина, часто ломается. А мерседес – настолько качественный автомобиль, что и на других, и на наших дорогах отлично ездит.

- Но чувашским песням никогда не стать «мерседесом»!

- А вот надо стараться! Чувашская песня может на равных конкурировать с иностранной только в родной национальной среде. Для этого нужно воспитывать чувашскоговорящую публику. Если в республике все дети, начиная с дошкольных учреждений, учатся только на русском языке, понадобится ли им когда-нибудь чувашская песня? Конечно, нет.

В условиях всеобщей русификации молодого поколения, в атмосфере угасания национального духа у чувашской эстрады будущего нет. Подобная тяжёлая ситуация складывается не только в музыкальном творчестве, но и в изобразительном искусстве, и в литературе, и в кино.

Русскому народу чувашская этнокультура не нужна. Татары не покупают диски с чувашскими песнями, чувашам не доступна татарская. Человеку близко что-то родственное, душевное. Если наши дети не учат родной язык, будут ли они знать культуру отцов и дедов? Чувашам в скором времени не будет нужна ни одна бабушкина песня…

Думаю, чувашская культура незаметно вольётся в общероссийскую культуру, будет её обогащать, но как самостоятельный феномен перестанет существовать. Отдельные элементы сохранятся в музеях и архивах; может быть, часть интеллигенции и диаспоры не забудет родного языка. Массовая же публика будет унифицирована. Глобализация – это веление времени. На Западе национальные меньшинства с теми же проблемами столкнулись, что и мы. Только они, в отличие от нас, сильно протестуют, пытаясь сохранить свою этничность.

- Тогда для кого Вы так усердно работаете?

- Для тех сородичей, кому сейчас за 20, 30, 40, 50, 60. Им нравится своё национальное – для них стараемся. А если действовать так, как официальные власти требуют, то я должен был давно свернуть «чувашский бизнес» и пойти просить подаяния…

У нас нет такой мощной национальной религии, как иудаизм у евреев, чтобы, не зная родного языка, можно было сохранить свою этничность. Растеряли чуваши из-за войн, исламизации, колонизации, русификации, христианизации, унификации, коллективизации, раскулачивания свою старую этнорелигию. Древний язык и древняя культура только и остались.

- Своих детей чувашскому языку научили?

- Два сына у меня – Илья и Иван, 1983 и 1984 годов рождения. Ивана очень хотел Айдаром назвать, но в ЗАГСе ни за что не регистрировали. Три раза к ним ходил: нет, говорят, такого имени в наших списках! А старшего мы в честь великого просветителя инородцев Ильи Николаевича Ульянова назвали. Он ведь чувашом был. В его семье все дети по-чувашски знали. Моя родственница в Симбирской чувашской школе училась, с Владимиром Ульяновым (Лениным) дружила. По её рассказам, они общались друг с другом на чувашском языке.

С детьми мы говорили на родном языке. Но в чебоксарском детском саду воспитатели стали жаловаться, что мальчики по-русски плохо говорят. Жена, хотя она родом из Яльчикского района, уступила им, потребовала, чтобы и я с сыновьями только по-русски беседовал. Чувашский язык понимать парни начали позже, в 1990-х годах…

Несмотря на то, что по-русски Илья и Иван говорят лучше, чем на родном, интерес к чувашскому у них большой. Поэтому в последнее время не комплексую из-за этого: даже уступив в языке, национальную сущность они сохранили. Младший Иван со мной вместе в эстраде работает.

- Конкуренты в бизнесе у Вас есть?

- В 1990-х, на волне перестройки и национального возрождения, многие хотели выпускать кассеты с чувашскими песнями. Потребность у народа в родной культуре тогда была достаточно высокой. Но в этом бизнесе – немало тонкостей. Надо знать и свой народ, и музыкальные азы. Надо уметь много работать, и не только ради прибыли. Признаю, самопожертвованием наш труд не назовёшь, но без тяги к чувашской песне, без любви к родной культуре успеха в нём не добьёшься.

В общем, не очень прибыльный наш бизнес – прибыльнее торговать огурцами. На чувашском языке вообще бизнес сделать сложно. Посмотрите на тиражи национальных газет и журналов – они тоже ничтожно малы. В любом государстве такого рода бизнес дотационный. И в Германии развитие национальной музыки власть поддерживает, и во Франции, и в Америке. Национальная культура всюду дотируется. В Татарстане она дотируется, Башкортостане. Только в Чувашской Республике такой бизнес самоокупаем. Вынужденно.

У удмуртов, марийцев, мордвы такого рынка вообще нет. Только татары и чуваши держатся. Даже у русских их национальная музыка не очень востребована, хотя Надежда Бабкина и пытается её поднять. Почему-то нет чисто традиционной русской песни ни на ТВ, ни на DVD – я не вижу. Можно говорить лишь об отдельных проблесках русской национальной песни. А в современной чувашской культуре национальная песня реально существует.

Но связываться с чувашской эстрадой – значит, обрекать себя на тяжёлый труд. Иногда думаю: если я уйду из этого бизнеса, то его, пожалуй, и не будет. Потому что прибыль здесь без серьёзной работы не появится, а без быстрой прибыли никто в нём трудиться не хочет. Потому держусь. Пытаюсь параллельно финансировать другие проекты.

- Вы имеете в виду чувашское национальное кино?

- Да. Режиссер Олег Цыпленков, который сейчас является председателем Союза кинематографистов ЧР, ещё в начале 1990-х взывал к творческой интеллигенции: надо делать чувашское кино! Но, к сожалению, тогда этот процесс дальше слов не продвинулся и на рельсы поставлен не был.

Со своей стороны, совместно с директором ТЮЗа Николаем Фоминым в моей студии «Аксар» в 1994 году мы сняли фильм-комедию «Шупашкарти савни» на основе театрального спектакля. Снимались профессиональные артисты театров – Сергей Павлов, Светлана Савельева, Василий Павлов и многие другие. Бюджет фильма дорогой получился. Все деньги, заработанные на продаже кассет, не семье отдал, а в кино вложил – в то время на эту сумму можно было две машины купить. Из-за этого с женой даже разлады начались.

Но видеокассеты с фильмом разошлись хорошо. Чувашским зрителям и спектакль нравился, и кино они восприняли с интересом.

- Не пытались ли выйти на большой экран?

- Нет, для этого нужны очень большие деньги и поддержка Министерства культуры. Но чиновники не верят, что зритель придёт на показы чувашских фильмов и будет финансовая отдача. Боятся рисковать, нет энтузиазма. В системе проката «Чувашкино» не нашлось патриотически настроенного человека, который бы радел за развитие национального кинематографа. В одиночку такое дело не вытянешь.

И я не верю, что чувашский фильм соберёт полный зал. Нужен запрос масс, нужна мощная реклама, сильная протекция властных структур по всем вопросам выхода фильма на большой экран. Если система сопротивляется, народ молчит – пробить кино невозможно.

- Но у чувашских режиссёров есть фильмы, которые можно вывести на большой экран российского масштаба?

- Сейчас таких фильмов нет. Но мы работаем над этим. Чтобы оправдать расходы, я снимаю фильмы с бюджетом в 100 тысяч рублей и распространяю их на дисках. Чтобы снять кино для большого экрана, нужно не меньше 500 тысяч рублей. Это иной режим работы. Именно для того, чтобы освоить новые задачи, был создан Союз кинематографистов ЧР. Будем договариваться с Москвой, чтобы пробить возможность включить чувашские фильмы в прокат.

Кстати, первый президент Чувашии Николай Фёдоров мог позволить себе решить вопрос с чувашским кино, но не захотел. А у Михаила Игнатьева, кажется, задачи другие. Реальной помощи от него Союзу кинематографистов ЧР в их начинаниях пока нет. Если бы республиканская власть поставила перед собой цель создать национальный фильм для широкого проката, который мог бы стать чувашским брендом, она бы давно обратилась к чувашским режиссёрам. Но этого не произошло.

У меня 60 фильмов на DVD в наличии. Некоторые из них (мелодрамы «Аннене анне тееçç.» и по повести Юрия Скворцова «Сурăм хĕрĕ») в Германии демонстрировались в переводе на английский. Немцы, правда, сразу замечания на технические изъяны сделали – в основном, по звуку. По изображению и кадрам – без претензий. Но напрямую мы с ними сотрудничать не можем – только через Москву. А Москва в нас не заинтересована. Не в последнюю очередь потому, что чувашское кино своей республиканской власти не интересно.

- Сами как бы оценили уровень Ваших фильмов на российском кинорынке?

- На последнем VII Чебоксарском международном кинофестивале, посвящённом кинематографу малых народов России, два чувашскоязычных фильма, снятых на студии «Аксар», получили грамоты за достойное участие. Это комедия «Чупкăн» («Ветреный», 120 мин., 2012) и комедия «Франци хĕрĕ тыткăнларĕ чĕрене» («Француженка пленила сердце», 85 мин., 2013).

Это свидетельствует о том, что наши фильмы нормального, среднего уровня. Неплохие фильмы, которые не стыдно показать и российскому зрителю. Чувашское кино без политики, смешное, добродушное – после тревог и волнений на работе человек отдыхает за просмотром наших фильмов. Чувашской аудитории они точно нравятся, потому рентабельны.

Хотя в российском кинематографе 90% фильмов даже в прокат не выходят, под сукно убираются, и только 10% – тиражируются на DVD-носителях и демонстрируются на большом экране. С чувашским кино наоборот: 90% рентабельны, 10% – в стол. Мы выживаем. Без большой рекламы, без большого экрана.

- Где продаются ваши диски, сколько они стоят и кто их покупает?

- Продаются в киосках звукозаписи во всех райцентрах Чувашии. Цена одного диска – 120 рублей. Это недорого, если учесть, что бутылка водки стоит 250 рублей. Есть чувашские фильмы с переводом на английский и русский языки. Но сейчас мы перестали русскоязычные версии выпускать – хоть переводи, хоть не переводи, русский человек ни за что чувашский фильм покупать не будет.

- Может, рекламы нет? Русскоязычные городские чуваши, наверняка, заинтересовались бы национальным кино…

- Вот я заметил: как только дашь рекламу – тут же начинаются проверки. На мощную рекламу – мощный контрудар со стороны контрольно-надзорных органов. Прямо скажу: без рекламы тихо работаешь, но зато спокойно живёшь. В нашей стране государственная система пока не заинтересована, чтобы мелкий предприниматель полноценно и качественно работал. Малый и средний бизнес, по сути, варится в собственном соку.

- Какой тираж у ваших кинодисков?

- 3 тысячи проданных экземпляров оправдывают себестоимость. 4-5 тысяч – фильм становится рентабельным. Но сейчас больше работаем на энтузиазме: люди в последний год перестали покупать чувашские фильмы, хотя и кино снимаем достойное. Интерес к чувашскому падает на глазах.

- Нет, наверное, интерес к развлекательному кино пропадает. Народ созрел для серьёзных фильмов – желает думать о важном, глубоком, вечном.

- Возможно. У меня есть давняя мечта снять философско-исторический художественный фильм «Аттила» на чувашском языке. Заранее знаю, что он будет убыточным. Но сделать его нужно. Для чувашского народа нужно, для современной Чувашии нужно. Впервые об Аттиле я услышал в 1980-х годах от доктора философских наук, профессора Владимира Чекушкина, когда сдавал ему кандидатский минимум по философии в ЧГУ. Позже беседовал об исторической миссии вождя гуннов с доктором исторических наук Виталием Ивановым. Валерий Железнов из «Советской Чувашии» выпустил свою книгу о «биче божьем»…

Пять лет назад фильм «Аттила» был почти готов. Сценарий написан, бюджет расписан, артисты подобраны (Аттилу играл писатель и спортсмен Юрий Сан, жену Аттилы Херка – Надежда Зубкова). Режиссеры Валерий Иовлев и Владимир Карсаков взялись за работу. Съёмки уже два месяца велись. Но вмешались неизвестные силы, и автор сценария драматург Николай Сидоров ни с того ни с сего начал судебную тяжбу со мной, со всеми чувашскими театрами… Проект провалился.

Сейчас написан новый сценарий – и на чувашском, и на русском языках. Взгляд на предводителя гуннов в этом фильме будет чисто чувашский. Убеждён, что исторический Аттила говорил на проточувашском – гуннский язык имеет одну основу с нашим языком. Внешность у Аттилы была необычная: волосы чёрные, а борода рыжая. Такие встречаются среди чуваш, мой сын такой. И личность у Аттилы полна противоречий (убил родного брата ради единоличного правления). Попав в наложники, воспитывался у римского императора. От Атиллы вели свой род болгарские правители.

Фильм объёмный. Сам я как режиссёр пока не созрел для этого фильма, другие режиссёры боятся браться за исторический блокбастер. Александр Степанов-Пртта не может, Владимир Карсаков не хочет, Вячеслав Оринов отказывается, Олег Цыпленков не потянет. Тема мощная, да бюджет крупный – один не справлюсь, обанкрочусь.

- «Аттила» мог бы стать вторым национальным брендом Чувашии после «Нарспи». Правительство республики не может оказать содействие в этом вопросе?

- Они могут поддержать запросто. На фестивали, фейерверки, ярмарки каждый год выбрасывается гораздо больше денег. Если Минкультуры ЧР пойдёт навстречу – обсудим детали. Например, у якутов и казахов давно есть такие национальные исторические фильмы. От них идеологическая польза всему народу и Российскому государству.

- Будем надеяться, что предстоящие в сентябре выборы Главы Чувашии повернут действующую власть в сторону чувашских кинематографистов. Ожидаете от выборов перемен?

- И в политике, и в семье на 80% успех зависит от руководства. Глупый и нищий не может адекватно вести политику. В любой стране любой народ хочет иметь такого руководителя, который помогал бы людям самоутверждаться и жить по-человечески. Руководитель должен быть созидателем, например, как председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин. Нужно уметь не просто командовать, но и работать.

Руководитель не должен быть только юристом. Чистые юристы не знают производства, не знают жизни – от них толка нет. Чистые хозяйственники стратегического кругозора не имеют. Важное качество для руководителя – дипломатичность, как у Ивана Яковлева.

Лично мне все кандидаты (хоть Николай Фёдоров, хоть Михаил Игнатьев, хоть Валентин Шурчанов, хоть Анатолий Аксаков) кажутся достойными. Кого народ выберет – предположить не могу.

- Знаю, что вы спонсорскую помощь творческой интеллигенции оказываете. По какому принципу?

- Помог издать три книги: «Скифы – потомки народа Моисея, Шумера и Египта» (Чебоксары, 2009) историка Геннадия Егорова (Кеннамăн), «Троичный цикл обрядов и праздников» педагога-краеведа Евгения Ерагина (Чебоксары, 2010), «Споёмте вместе» учителя музыки из Моргаушского района Виталия Романова (Чебоксары, 2010). Эти исследования связаны с древней историей и духовным наследием чувашского народа – для меня важно сохранить память о наших предках и их культуре.

Я ведь интернатский – у нас другая психология. Помогать друг другу – в нашей крови.

- В 45 лет Вы начали музыку сочинять, в 49 – занялись рисованием. Очень смело! В интернете http://mosentesh2.ucoz.ru/publ/1-1-0-382 Вы подробно рассказываете про своё творчество.

- Всё делаю для души. Всё чувашское. Творческую энергию так выражаю. Поэты и писатели из-за цензуры о многом в открытую не смеют сказать, а через звуки и краски можно выразить всё, о чём думаешь и переживаешь. Никаких запретов, никаких ограничений. Мне это нравится!

Всё, что наболело, высказал в своих двух симфониях («Вăйлă пул!» и «Алтăр çăлтăр») и 30 символических картинах («Вавилонская башня», «Чăваш хĕрĕ» и др.). О происхождении и истории родного народа, о предках и современниках, о любви и женщинах, о своей судьбе и жизненных делах – обо всём, о чём размышляет каждый нормальный человек. Немало литературы по истории и культуре чувашского народа изучил, пока сюжеты создавал… С большим восхищением отношусь к своему древнему народу. Чуваши – это народ, который видел динозавров.

- Вам исполнилось 60. Чувствуете себя пенсионером или аксакалом?

- Конечно, стал аксакалом, хотя и не приобрёл седины. Недавно выбрали в Центральный Совет старейшин. Понимаю, что прожил интенсивную, полнокровную жизнь. И что удивительно – ни о чём прошедшем не жалею. Меня и били, и ругали, и судили, и имущество изымали… Но я жил так, как хотел и считал правильным. На судьбу не обижаюсь, хотя перенёс сложную операцию, долго лечился.

И смерти не боюсь, потому что больших грехов за мной не числится. Живу по этнорелигии, а она учит, что грехи ничем не откупить и не замолить – ни свечами, ни слезами, ни деньгами. Только благими делами счастлив человек. В чувашском мире только доброе имя в почёте.

Беседовала Эрбина Никитина

Хыпар ҫӑлкуҫӗ: http://xn--80adalray4a3a3bo3f....koe_kino_na_mirovoj/